Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:51 

и никуда не деться, от того что над нашими головами небо одно и то же, и земля расстилается одним полотном. не думать, не думать, не думать, мы сами свернули реальность грязным, паршивым, тупым нескончаемым сном. что вакуум в легких теперь, и нефть в кровеносных сосудах, и каждая клетка отравлена непобедимой инфекцией, в этих металлообломках, стружке и каменных рудах с мертвой бесцветной зудящей комплекцией не разобраться теперь, и не выбраться из-под руинов - раздавлены кости в сухую скрипящую крошку. выгребать килограммы опилок и пепла из цистерны мелкой десертной ложкой.
прощай, прощай, постой, постой, я видела тебя из окна, уходящего. слова превращаются в режущий вой, и не деться, не скрыться от солнца палящего в бесконечной пустыне на десять сторон, простирающейся на огромные мили. убери из ушей этот грохот и звон, помоги мне забыть, все что мы не забыли, и к черту обоих, рассади навсегда, помоги не увидеть, не найти, не сорваться. к горлу и шее подступает вода, отметка ноль, пять, восемнадцать, двадцать, сорок три, девяносто - мне нечем дышать, сто четыре, сто тридцать - сплошное бурление. и некуда, не-ку-да идти и бежать, нету здесь выхода, нету спасения.
выбросить, вырвать из-под земли всю любовь китайского производства, быстро, топитесь, мои корабли, живи, прорастай, немота и уродство.
выжечь все простыни с запахом гари, дай подпалить эти желтые стены, мрите, травитесь, нутряные твари, ампутировать, чтобы сбежать от гангрены. точка за точкой, чернильные тропы, ведущие вглубь, без свороток, на плаху, нету дороги ни мне, ни тебе, открыты пути беспричинному краху.
черепом вбиться в бетон и кирпич, я слышу, как пылью скелет осыпается, get out of here, come out of me, bleach, такие рассветы смертью караются. свинец весит в степенях меньше, чем я, а стены домов не плотнее картона. было бы можно обрезать края у тела и не слышать глушащего стона, пнуть, опрокинуть стеклянный стакан, пей эту воду, в половицы скользящую.
если и это, и это обман - здесь не осталось ничего настоящего.

Вопрос: ?
1. +  0  (0%)
2. -  0  (0%)
Всего: 0

@темы: потоком

17:55 

так скучают по дому в дальней дороге,
любимому теплому одеялу,
кружке-супнице, креслу, порогу.
осень, кажется, замотала,
перепутала направления
и споткнулась. а я устала.

я и вакуум еще с прошлого
демисезона на короткой ноге.
из чего-то сухого и пошлого
камень брякает в сапоге.

время скроено из бетона,
красных листьев и темноты.
человек из цветного картона
размякает от теплой воды.

в сослагательном наклонении
ничего и не совершишь.
остается ночное бдение
из окна и дневное - с крыш.

осторожность и избегание,
это тактика на сейчас.
в слабость вылилось это знание,
прогоревшее через нас.

Вопрос: ?
1. +  0  (0%)
2. -  0  (0%)
Всего: 0
14:22 

обходить здания нужно с торца,
там где поменьше окон.
в местоимениях второго лица
ты не запутался в кокон?

все пройдено, пошло, и жито до нас -
сиди и кури, наблюдая.
проехался поезд, прошелся камаз,
а я - ничего, живая.

Вопрос: ?
1. +  0  (0%)
2. -  0  (0%)
Всего: 0
23:17 

я не знаю, где сегодня ты засыпаешь и где проснешься.
в моей комнате окно нараспашку, свечи и тишина.
если вспомнишь о чем-то, вдохни поглубже, выдохни и поежься.
сегодня опять по-старому: больно и я одна.

воздух наполняется клавишами, чьим-то голосом, струнами,
порывами ветра, шелестом. ночью проще дышать.
silentium. расшифровывай, если хочешь, древними рунами,
вязью арабской. а я ничего не хочу сказать.

все принимать как данность невозможно, это равнодушие.
можно только забыться, слушать или смотреть.
быть целым - из всего доступного, пожалуй, самое лучшее,
лучше чем быть вполовину, на четверть или на треть.

красные лампы на улице, фары уходят за угол,
слева, лениво моргая, снижается самолет.
неважно, кого обнимал, кому и о чем рассказывал.
такие реки все равно переходятся только вброд.

Вопрос: ?
1. +  2  (100%)
2. -  0  (0%)
Всего: 2
23:47 

просто

меня из меня надо вынуть
отнести подальше и спрятать
в лес. в карман. в жаркий климат
где дождь по утрам будет капать

надо свернуть меня в трубку
или скомкать в кулак
впитать в пористую губку
сказать мне, что я дурак

надо меня рассыпать
в перечницу или солонку
или на хлеб намазать
слоем, как калька, тонким

фантомный порез кровоточит -
от этого хочется выть
бывают такие ночи
когда лучше просто не быть

Вопрос: ?
1. +  1  (50%)
2. -  1  (50%)
Всего: 2
03:56 

потому что из слезных желез, по шее,
из ушей и из-под ногтей -
рвется наружу. вставай скорее,
сиди и пиши о ней.

отражение в луже на половицах,
то ли вода, то ли кровь.
бежит, вырывается за границы,
и даже не скажешь <...>

сиди, вышивай себя красными нитками,
выдохи в узелки.
в очередь за разномастными пытками,
в дьявольские силки.

попробуй уснуть под неумолкаемое
слайд-шоу на изнанке век.
я - не холодное, я пробиваемое,
уязвимое. я - человек.

Вопрос: ?
1. +  0  (0%)
2. -  0  (0%)
Всего: 0
20:19 

всем спать

этой осенью мир хочется сократить
до одного. максимум - двух.
праздники запретить.
будни тоже.
и чтобы свет скорее потух.

будильники объявить вне закона.
всех рассовать по квартирам.
пусть сидят в одиночку дома.
спят, молчат
и покоятся с миром.

давайте натянем перегородку
между ярким солнцем и нами.
и электропроводку
можно сломать
между домами.

часами, сутками, неделями даже
с открытым окном и под одеялом.
какие, господи, купли-продажи.
я сплю, не мешайте.
достало.

я выйду потом, в покрывале и сонная
тихо, чтобы не будить.
подышать.
снаружи рамы оконные
навестить.
и обратно - спать.

@музыка: егор и опизденевшие - вечная весна

20:34 

почему-то счастье без боли и страха
кажется непригодным
ветер обернулся холодным
пахнет предчувствием краха

провинция города, нужный трамвай
прокатывается мимо
чем-то непредотвратимым
пахнут сентябрь и май

и шерсть у неба, холодная, серая
ерошится над асфальтом
опять кувырками и сальто
жизнеспособность меряя

бетон и железо, шпалы и гвозди
муссы индустриальности
очередные реальности
в лицо свешивают гроздья

бежать бы вдоль железнодорожных путей
и чтобы поменьше света
хорошо, что закончилось лето
а пальцы стали грубей

23:59 

can you tell what it's all about,
от вдохов до изгиба спины?
теперь меня выбить в нокаут
в два счета, в шаг до стены.

говорят, люди пахнут сильнее
от огня в солнечном сплетении.
если знаешь свою - больнее -
температуру кипения.

это быть посвященным в тайну
и бояться ее расплескать.
какие цунами скрывает
ровная водная гладь?

и в глаза своей уязвимости
таращить зрачки из орбит.
привкус неотвратимости
щекочется и пьянит.

динамик к пределу вывернут -
готовься пить корвалол,
когда из-под пяток выдернут
крепкий, как камень, пол.

@темы: открытия, выплески

17:45 

в тихом омуте черти водятся,
к черту, друг мой, твои черты.
тараканы и вши не заводятся
в голове у таких, как ты.

про твое мышление в клеточку,
про уверенные мазки
я наслушалась и надумалась
и нападалась вдребезги.

все следы заметает пылью,
заливает глухим дождем.
что так сильно казалось былью,
выцветает легко. идем

по кривым деревянным досочкам,
топчем камни, асфальт и пески.
забиваются грязью полосочки
кед и тонут в земле каблуки.

дни пьянющестью своей мерились,
а в глаза осыпалась зола.
как отчаянно мне не верилось,
что я все еще не умерла.

эти станции - не конечные,
а от солнца не нужен тент.
не бывает такого вечного,
чтоб не влезло в один момент.

10:40 

при посадке

режутся крылья, режут страницы, режутся руки авиабилетами.
в твоем кармане тепло и сухо и пахнет старыми сигаретами,
прогоревшими дни назад. каждый милиграмм никотина
прожит сквозь. самолет гудит, падая в облачную тину.

нету повода, нету причины, нет занозы вернуться вниз.
самый край обожженной крыши, хрупкий, обрубленный карниз.
капли бьются в иллюминатор, утро бросило нас к чертям.
сохрани эту боль и холод, льющий реками по вискам.

кто зациклит потоки в смысл, кто вшифрует его в слова.
шелестит, как и шелестела миллионы назад трава.
табачный дым умирает в кольцах, мы глухи и немы вдвойне.
сотни тысяч случайных жизней, разбивающихся во мне.

06:17 

чушь мою не трожь

голые мысли, гусли, если,
Никола Тесла, пустое кресло,
по барабану, по перепонкам,
по самым слабым и самым тонким

нервы наружу, лыжня и лужи,
очередь кружек, головку кружит
и раздувает детской жвачкой,
нутро наждачкой, бумагу пачкай

стекла и стёкла, трава намокла,
в стужу вспотела, в жару продрогла,
знаешь, как больно ломать границы?
девятку в нолики и единицы

сижу, шестое бужу, тружу,
я же дежурная по этажу
я принимаю звонки извне
стенографистка суши на дне

рыдаю рыбой в воде немая
балы устраиваю в сарае
вот поезд тронулся, я - умом
во мне самом все, во мне самом

тошнит, подкашивает, кишит,
тело глушит, да не лыком шит
лишение девственности души
колются ваши карандаши

ну что за блажь, ты чего не спишь
пойди усни в эту дрожь и тишь
поймай-ка мышку, подкуй-ка вошь
не трожь мой бред, чушь мою не трожь

@темы: бред, графомания

01:34 

пока ты здесь нежишься в собственном счастье,
у кого-то штукатуркой осыпается небо,
а потом опадает гранитной плитой;
покрывается серой шершавой корой,
и от шепота вскроется ядерным взрывом.
мозоли, царапины, раны, нарывы
от чертовой неузаконенной страсти.

ломоть горячего мягкого хлеба
держать перед носом у бедняка;
мои арендованные облака,
мой залитый магией гостиничный номер,
шуршащий под кожей секундомер.

платье, сшитое под размер,
скроенное на чужую фигуру.

меня угощают: вино и птифуры,
меня согревают: ангорская шерсть,
ласково кутают в тоненький плед

счастье - на пользу или во вред?

эти помехи на записи - крики
продрогших в пустых ледяных городах,
этот приглушенный топот в висках,
блики -
деффекты на фотографии.

твои нежные строчки - ее эпитафия

@темы: потоком

00:33 

пост ненависти (с)

им и себе - хардкором по мозгам,
бешенным криком по постылым дворам,
по скамейкам, отсиженным тысячей их -
условно числищимися в живых.

за то, что посмели успокоиться здесь,
за то, что не слышите грохот и резь,
за то, что вы - самки, а вы - не самцы,
за то, что вас можно схватить под уздцы

и вести, словно скот, к прогнившей воде.
за то, что вы сами не знаете, где
должны быть и даже не рветесь искать,
за то, что вас тонны, охапища, рать,
что вас миллионами можно считать

и что ойкумена - тарелки края
за то, что такая же - я.

@музыка: Madame de Montespan

@темы: рядовое

20:09 

газета пишет: "огненное лето"
столица долбанулась головой
здесь все горит: зеленый слой планеты,
дороги и дома, и мы с тобой

так поиграем месяцок в удушье,
кто из нас первым выползет с ума?
улицы - как авгиевы конюшни
вот ваше ядерное лето. а зима

расскажет нам о том, чего мы стоим,
она пропустит нас через рентген
кто из нас дезертир в кустах, кто воин?
сплетайте крепче сетки своих вен

14:56 

еще немного ужаса

страшно, что вот, через пару минут
солнце вернется в привычное стойло
а глаза, что на долю секунды не врут
снова затянет туман или войлок

страшно признаться: спиной на восток
а лицом - хоть иди и топись - к монитору
страшно, что истина чьих-нибудь строк
когда я проснусь, уже будет не в пору

так холодеть, не глядя в зеркала,
будто сама - медуза Горгона
что мне останется после тепла
интернет-браузера и телефона?

14:54 

паникерское

Господи, мы - старики в драных джинсах
и не будем детьми с сединой-условностью.
мы в своих первоклассных контактных линзах
разглядеть-то не можем, что уснули над пропастью,

мы же выпущены - да ведь даже не в тысячу,
тиражом в миллионы таких экземпляров,
да ведь каждый из нас по шаблону высечен
и за век до конца срока годности - старый.

мы и маслом разнежены, и жиром измазаны,
и выскальзываем из любых крепких пальцев.
наши судьбы в онлайн-каталогах заказаны -
бегунов с чувством долга и ленивцев-страдальцев.

все просыпано солью по дороге до ужина
и, как челюсти на ночь, забыто в стакан.
что нам толку гадать и на ряженных-суженных,
если наши "любови" - бульварный роман?

и четырнадцатый том сочинений Боконона
порнографически прав в своем каменном "нет".
Боже, если ты был здесь и скрылся,
скажи,
где ты оставил след

04:41 

и неужто в нас неодинаково топлива
или просто бездарны, что даже расходовать -
руки кривые?
почему те, другие -
как волны о скалы,
а ты -
как водица водопроводная?

почему тем кричится - так в голос, на громкости,
почему их макушки в потолки упираются,
ну а ты - будто волосы, склонные к ломкости,
а тебе так безвольно, так легко затухается?

почему каждый шаг - с перерывом на выдох,
почему словно вечность дышать собираешься?
почему все страницы черновыми и стынут,
почему всем горячим непременно подавишься?

или Черчилль был прав, получай: нету сердца,
ну а к старости не обнаружим ума?
но не ври себе: хочется жгучего перца,
только рвется рука к рафинаду сама.

и смешно, когда после раз-очарования
выход все там же, где и был до него.
мудрые - те, кто нашли это знание
через и против себя самого.

16:24 

зимой положишь теплые ладони
на мои замерзшие лопатки
прорастут невидимыми перьями
твоих жестких пальцев отпечатки

в тонкий слой октябрьского инея
проберутся когти и ресницы
медленная грифельная линия
твоей тени мягкие границы

вычертит. осадки за осадками,
усыхание ртутного столба
и мы станем по-дельфиньи гладкими
и точными, как снайпера стрельба

снова наши игры в отражения
и дальше, вдоль пульсирующих трасс
семь раскаленных символов:
г-о-р-е-н-и-е
через меня, через тебя
и через нас

04:44 

я не то, что живых малюю
я не то, что живых ищу
просто, видно себя - живую
в одиночку не умещу

у одной обожженные пятки
у другой - полюса вразброс
третий топает без оглядки
а четвертый летит под откос

и облиться, когда мертвею,
выплеснуть, когда слишком жива
чтобы глубже врасти и сильнее
умножаю себя на два

с кем разбиться в ночную гущу?
кого в свидетели записать?
с кем по новой и прежнего пуще
догола и дотла прогорать?

и сливаться в одно, и стойко
каждому оставаться одним
просто здесь - нескончаемая стройка
и у всех одинаковый грим

только знать бы, что пульс бесконечен
и подхвачен будет другим
мы калечим друг друга и лечим -
парадокс оставаться живым

nostalgia for the absolute

главная