URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:05 

continious

вслушайся: вьется сплошным звукорядом
в окна зажатого ветра вой.
не знаю, что лучше: как ты есть рядом
или то, как тебя рядом нет со мной.

мышление кожи - гипотеза - холод:
согрей ее, то есть, сведи к нулю
ее беспокойство. капель за ворот
люблю, и тревогу души люблю,

и помнить о смертности каждой из клеток,
и длительность времени пить вином,
и звучание твое в паутинку веток
вплетать, чтобы после забыть о том.

22:03 

про недосып

три последних лета отношения со сном у меня складываются довольно странным образом, каждый раз - что уже становится для меня привычным - я вхожу в эту колею ненормированного режима.

в причинах разобраться нетрудно. во-первых, сессия. готовиться ночью почему-то всегда было удобнее, чем днем: все спят, никто не мешает - только ночью, пожалуй, наступала долгожданная и нужная тишина, на улице, в квартире, в голове. во-вторых, в 2010 году месяц (кажется, как раз июль) я провела на практике в Москве, а все помнят, что творилось в то время в том месте. ночь была настоящей отдушиной: хоть какая-то прохлада, хоть немного сбавленный темп города, и, конечно, этот смог, пропитанный фонарным светом, и вообще. в 2011 был, пожалуй, апогей моего неприятия жары и солнечного света. тогда я, как зомби, днем задергивала шторы, пряталась дома, и, как правило, отсыпалась. зато начиная с заката и до первых ярких лучей длилась яркая, насыщенная жизнь: я устраивала регулярные покатушки (до сих пор не знаю, что за магическая формула, велосипед + 1-6 am), были чудеса ночных разговоров, всякий отрыв с ребятами, пасмурные утренние вылазки в прекрасные городские заросли и много чего еще.

в этом году задача усложнилась: я вдруг полюбила плюс ко всему остальному еще и яркое солнце. такой номер действительно был для меня неожиданным, и, черт побери, это действительно создает проблемы! спать-то когда? раннее утро пропускать нельзя, ночь не стоит, вечер жалко, а день обидно. раньше, когда я просыпалась, скажем, в 6 вечера, или в 9, я со спокойным, но полным сладостного превкушения сердцем, начинала жить свои сутки, зная, что в моем распоряжении еще целая ночь и целое утро. теперь же добавляется еще это потерянное чувство, как когда ты упускаешь что-то важное. и сон поздним утром и днем все чаще ощущается почти как предательство. словом, это я к тому, что недосыпать этим летом стала больше, да и отношение к нему изменилось. сон - это такая необходимая и, в общем-то, приятная опция, но от нее при желании можно без особых колебаний отказаться. а что происходит при недосыпе - это отдельная, очень важная для меня тема.

уже давно я ценю всякие бредовые состояния, когда сознание напару с душой отделяются от тела, и ты будто ведом некой неясной силой и с удовольствием бултыхаешься в эмоциональном потоке. недосыпая, человек становится гиперчувствительным, и с такой детской открытостью реагирует на все импульсы, будь то событие, встреча, воспоминаниие или непонятного происхождения чувство. ходишь обескоженный, переполненный сгущенной эмоционально-мысленной субстанцией, живой и уязвимый. постоянно присутствует элемент риска: любая мелочь может тебя довести чуть ли не до истерики, отчаянной, тоскливой, радостной - да какой угодно. недосып - это такое крутое пике, американские горки. дух захватывает (кстати, что захватывает дух?). пишется отлично, думается интересно, танцуется легко, работается вдохновленно.

занятно, как сменяют друг друга волны туманной обессиленности и режущая, кристалльная ясность происходящего, видимого, мыслимого. то картинка перед глазами плывет и кажется, что за пределами тела - какая-то странная и неубедительная фигня, то резкозть картинки доводится до предела, так, что обалдеваешь от того, насколько все понятно. когда по пути в Голландию у меня была пересадка в Питере, помню, что целую ночь у меня голова и сердце разрывались от избытка содержания, и, господи, сколько же я говорила!.. по-моему, меня было не заткнуть, мне все казалось, что нужно рассказать целый вагон важных вещей, который по мере говорения разгружался, но еще быстрее заполнялся снова.

вот положа руку на сердце, по мне - это лучшее средство изменения своего восприятия. единственное, долги организму так или иначе нужно отдавать, и если этого не делать, в наказание он пришлет тебе истуканье оцепенение. это тоже, в общем-то, забавно - но уже, к сожалению, только со стороны.

@темы: графомания

13:27 

воскресение серое, девять утра,
а я еще не ложилась.
что случилось сегодня, когда из нутра
музыкальная дрожь струилась?

ничего не случилось, не произошло,
тот, к кому обращались, спал крепко.
только птицей на гибель, не видя стекло,
речь летела. качалась ветка.
и в квартиру ветрами перо занесло.
в организме сменились клетки.

только стало колючим и едким
неотданное тепло.

@темы: свежак

21:04 

солоноватый привкус бытия.
и морем, как сказали, станет город...
в тумане солнечном дома стоят, и я
иду, и слезы падают за ворот
из облаков, которых не видать,
из глаз, в которые ты смотришь, закрывая
свои. ах, горе, море, благодать
сплошная, музыка сплошная.
и откровение не связать в слова,
и нечего сказать, а голос льется
под веки и под кожу, в рукава,
как терпкое полуденное солнце.

еще четыре строчки: по рукам
текло тепло метафоричной вязью,
и расходилось в души, по домам,
в две стороны неразрываемой связью.

@темы: свежак

05:24 

человеческое

здесь хорошо. здесь спится крепким сном,
полумолочно, получайно в кружке,
и перья пролетают пред окном -
как будто ангелов пустили на подушки,

и им не жалко крыльев ради ска-
зок человеческих: пусть мягко, нежно дремлют.
их голоса ложатся на песка,
будто морского, ворох, и на землю.

мне жалко ангелов. и детства своего,
прошедшего отсюда в двух минутах,
в другом дворе. и маму, и всего,
людского, доброго, и жалкого кому-то.

@темы: свежак

01:23 

"шаманский эйсид-джаз".
не нужно пояснений.
в квартиру пущен газ -
и падай на колени,

и спичкой чиркни раз,
другой, чтоб загорела -
и все, и швах, и пас.
и ни души, ни тела.

и музыка пьяна
без записи, без сносок,
и без тебя - одна,
из струн, из труб, из досок.

"...мне чей-то образ ви...",
ударные вдоль слова.
по кругу - оживи
и умирай по новой.

21:55 

асфальт мне отдает тепло
(он за день настрадал его
на человека и на стих,
на утро окон голубых).

и я несу, благодаря
и думаю, что все не зря -
а чую холод ноября
в июльской сей утробе,

и ту вину до гроба
за эти якоря.

(19.07)

21:53 

и, чтоб не писать, я уйду поплавать.
"ведь, как ни крути, все же, разница есть:
вода и вода, но вещественна заводь
озерная, ну, а словесная - шесть
раз изменяет, седьмой проскользает
сквозь горло - и то, благодарен ей будь...
в бульварщине, кажется, это бывает..."
и вот я в двух водах, и обе - по грудь.

одна застоялась, другая - неясно,
есть ли, или же быть не может и нет.
и к той, и к другой я, "увы", сопричастна.
(страдаю, мол:) "ни в одной не умереть...
ах, мелкие воды, мелкие воды,
ах мелкие-мелкие во..." - буль-буль.

видал? человек гибнет от водорода
с такой вот нелепой озвучкой:
"нуль".

(19.07)

@темы: графомания

21:50 

села в паровоз :)
окончание входящего смс

за лучших не нужно молиться,
да я и вообще не молюсь.
у лучших сквозь радость на лицах
все время прочерчена грусть,

и поезд они паровозом
зачем-то зовут - я не знаю,
зачем, но колючим морозом
я кроюсь, известно, зачем:

я осведомлена, это рая
осадки, их держат в мурашках
холодных и в мягких рубашках,
иначе - не дай бог, растают,
иначе - исчезнут совсем.

(19.07)

21:48 

одиноко или грустно,
грустно или одиноко,
дремлет бодрость - смотрит око
на бессвязную печаль.
это и дыханья рокот,
и скелета эхо хрустом,
это и лицо на локоть
положить, и на эмаль
воздуха дышать, как в детстве,
силой пустоты, посредством
всех чудес, что ты не видывал
глазом, а узнал.
как язычник любит идола,
символист привязан к символу,
верит девственница в милого,
не в постель, а в бал -
пригвоздилась, чую, плотно я,
крепко-накрепко, бесплотная,
слезная, сухая, потная
к...
строки обвал.

(19.07)

18:59 

и ни злость, ни обиженный детский надрыв.
больше я не хочу ни курить, ни плакать.
точной будет метафора не "обрыв",
а "растертая пяткой фруктовая мякоть".

здесь кончается все. сутки, речь, нужда
и потребность вообще. жажда как таковая.
и опять: "никого, ничего, никогда",
и висит тишина, как петля под раем.

(13.07)

18:58 

"безглагольность"

парадокс души. здесь тупик. обвал.
ничегошеньки я ни о чем не знаю.
я видела утром подобие скал -
даже это уже, видимо, не спасает.

притязания на счастье. хохот, вдох:
точно, "не отвязать непривязанной лодки".
отчуждение. попытки из самых крох
воссоздать вовлеченность. выдох короткий.

испарились глаголы. дорога. "иду",
или "еду", - так здесь говорят. и мне бы...
ничего не имею, имея в виду
ничего, кроме неистребимого неба.

(13.07)

18:57 

если смерть - это как задержать дыхание,
устав жонглировать воздухом, или
смотреть в зеркала, чуждые очертания
не сумев отличить от навязчивой были...

снова чудится мне, будто я умерла
до рождения еще и живу обратно.
я устала смотреть зверем из-за стекла,
быть окутанной сплошь пеленою ватной.

друг, не быть нам вдвоем: тебе жить, мне болеть,
умирать, задыхаясь восторгом печали.
друг мой, все это - быль, друг мой, все это - смерть,
это то, как пангею века распаяли.

(13.07)

18:56 

кольцово

приехала с болью. не знаю, где я
ее подцепила. кольцово, трасса...
залитая солнцем пустая скамья...
все, как на ладони, и все не в кассу.

ты-я, междометия, спуски-подъемы -
не за этим я создана мягким и чутким.
ни скорбно, ни скромно молчат водоемы.
поэзией сыграна подлая шутка.

я не в состоянии выбрать. весы
опять балансируют, аки качели.
две ровные линии, две полосы,
и ты между ними, дыша еле-еле

(13.07)

14:08 

светло в голове и пусто,
сквозит из открытых глаз.
во мне происходит искусство:
здесь, и прямо сейчас.

и тягостно легкое небо,
стекающее по домам,
идет через вдох на потребу
прозрачным проточным стихам.

(3.07)

14:05 

трое - уже толпа,
двое - несоответствие.
пыль отряхни со лба,
выдохни и поприветствуй
скроенный криво мир,
лоскут свой вшей неровно,
чтоб паутина дыр
стала такою, словно
здесь был задуман узор,
а не обрывок бледный.
гордость забудь, позор -
и исчезай бесследно.

(26.06)

03:41 

ванитас ванитатум...за или против воли
мне дорога бессонница - как поставщик сырья
больная бумага, которая "звенит, будто русское поле" -
все остальное приложится. предполагаю - зря

стихи о стихотворениях - симптом их нехватки или
точнее, избытка поэзии, бегущей от языка
тело есть, руки-ноги. жили-были и сгнили
остались четыре стихии, да вечная эта тоска

03:41 

где мой язык. ни тепла не нужно,
ни жара чужой души
так просят воздуха, если душно
легкие. и в глуши
ищет и ждет человека заблудший,
кличет ребенка мать.
где мой язык. смой с растресканной суши
на речевую гладь

23:56 

пошлая эта тоска, имеющая причины
этот вульгарный свет, резкие тени на мне
мудр бы был создатель, не прикоснувшись к глине,
счастлив был человек, забывший вдохнуть во сне

я знаю, что слово - тоже ложное очертание
так я рифмую прочерки на выдохшемся листе
если в ответ на вопрос ты услышишь мое молчание -
вслушайся: это дань уважения к пустоте

20:01 

в отсутствие сна оголяются смыслы,
бесстыдство мотивов и слов.
в воздухе вечная пауза повисла,
кровь не рифмует любовь,
эхо надолго уходит от звука,
губы - одна от другой.
дай мне момент подержать твою руку,
прежде чем слиться с водой:
выдох и вдох, отпускай, будь отпущен,
я, как в игре, выйду вон
вглубь, в глубину, вникуда, в эту гущу,
бегущую прочь от имен.

nostalgia for the absolute

главная